ещё
свернуть
Все статьи номера
№12, 2016
Госзакупки в рамках таможенного союза

Актуальные вопросы государственных закупок в рамках ЕАЭС 2-часть

Преимущества единого рынка государственных закупок ЕАЭС

Систему электронных закупок часто критикуют. В основном этим занимаются представители государственных учреждений и предприятий, которые акцентируют внимание на то, что заказчик не может оценить качество товара непосредственно на месте, обсудить с поставщиком детали сотрудничества, да и контракт, подписанный ЭЦП, некоторые пока не воспринимают как полноценный документ.

Вместе с тем у государственных закупок, проводимых в электронном формате, есть ряд своих неоспоримых преимуществ. К таким выгодам, однозначно, относятся сокращения финансовых и временных издержек всех участников торгов; рост числа поставщиков; возможность выиграть закупки, сидя у себя в кабинете, и одно из самых главных преимуществ – это то обстоятельство, что работа системы исключает «живое» участие сторон, что существенно снижает коррупционные риски.

Как показала российская практика, с введением электронных торгов среднее количество заявок повысилось в 1,8 раза, а дополнительная экономия бюджетных средств оценивается в 6,9%. Начиная с 2011 года, в России, Казахстане и Беларуси доля государственных закупок, проводимых на электронных площадках, растет в геометрической прогрессии. Сегодня электронных площадок, где проводятся государственные закупки, в ЕАЭС восемь: одна в Казахстане, две в Беларуси и пять в России.

Во всех странах ЕАЭС (кроме Армении) электронные торговые площадки (порталы) работают уже не первый год и не будут поставщикам в новинку. Для государственных закупок в основном (в России и Беларуси) используют систему «аукцион на понижение», который, в отличие от классического варианта, выстроен в интересах не продавца, а покупателя. Государство в таких торгах выступает единым заказчиком, а участники торгов – поставщики пошагово снижают цену до тех пор, пока не остается только один победитель. Стороны скрепляют результаты электронной подписью, а система генерирует готовый контракт (договор о государственных закупках). Победитель обязуется реализовать государству определенное количество товара обозначенного качества в четкие сроки по зафиксированной в результате торгов цене. Данный вид закупок является оптимальным для использования в объединенных государственных закупках в рамках ЕАЭС и, именно, его планируется сделать основным видом закупок, когда заработает единая электронная площадка.

Создание единого рынка электронных государственных закупок, совершенно точно, принесет выгоду всем участникам ЕАЭС. В идеале конкуренция за госзаказ будет повышаться, а стоимость товаров падать или, по крайней мере, расти не так быстро, как могла бы. Эффективный бизнес должен получить возможности для роста, уровень коррупции значительно уменьшиться, а экономия бюджетных средств должна увеличиться. Особенно актуальными нововведения станут для предпринимателей приграничных регионов.


Со временем барьеров внутри Евразийского союза будет становиться все меньше. Совсем скоро поставщики из стран ЕАЭС смогут участвовать в государственных закупках, не обращая внимания на границы.

В целом, говоря о преимуществах и выгодах, необходимо отметить, что перспектива развития сферы государственных закупок – это максимально широкое использование IТ-технологий, расширение конкурентного рынка государственных закупок, продолжение устранения возможных барьеров и иных ограничений взаимного доступа на рынки государственных закупок.

Что касается казахстанской стороны, то здесь самым основным положительным моментом, как уже не раз об этом говорилось, является то обстоятельство, что единые государственные закупки в рамках ЕАЭС будут (во всяком случае, должны) способствовать экспортному потенциалу Казахстана.

Главные проблемы на пути создания единого рынка государственных закупок ЕАЭС

Несмотря на неоднократные заявления об успешном решении многочисленных проблем, вот уже год за годом эти проблемы отодвигают намеченные государствами планы по интеграции рынка государственных закупок стран-участниц ЕАЭС.

Намерения создать единый рынок государственных закупок в странах сначала Таможенного союза, а затем ЕАЭС, озвучиваются уже несколько лет. И, хотя, еще в 2014 году представители некоторых казахстанских профильных ведомств заявляли, что с нашей стороны все давно готово, и они только ждут партнеров по союзу, в действительности же между Россией и Беларусью этот процесс идет полным ходом, начиная с 2013 года (вышеуказанный первый этап интеграции). В итоге получается, что запаздывает именно Казахстан.

Некоторое время назад, по мнению казахстанской стороны, одним из главных препятствий для запуска единой электронной площадки государственных закупок стран ЕАЭС являлось проведение в России и Беларуси «бумажных» закупок. Как известно, осуществление закупок в бумажном формате значительно ограничивает участие в них поставщиков других стран. Получать конкурсную документацию и взаимодействовать с заказчиком сложнее на бумаге, чем в электронном формате.


С 2012 года львиная доля государственных закупок в Казахстане проводится в электронном варианте. По данным ЕЭК, в 2013 году доля электронных закупок трех стран составила 42%. По их же прогнозам, в 2015 году этот показатель планировалось довести до 60%.

Также говорилось о том, что Казахстан готов к запуску национального режима и участию в единых государственных закупках, и что наши ведомства только ждут, когда их коллеги из России и Беларуси со своей стороны выполнят работы по подготовке единой электронной площадки и решат вопросы с признанием ЭЦП.

Однако пока наша страна ждала, в российских и белорусских источниках указывалось на активное взаимное участие бизнеса в государственных закупках двух стран. Так, в 2011 году белорусскими поставщиками в России был заключен 131 контракт на сумму 162,8 миллиона рублей, в 2012 году – 246 контрактов(214,7 миллиона рублей), в 2013 году – 206 контрактов (227,8 миллиона рублей).

В свою очередь российские поставщики также принимают активное участие в закупках, проводимых в Беларуси: в 2011 году победителями конкурсов стали 396 компаний (общая стоимость закупок составила 40,5 миллиона долларов США), в 2012 году – 589 компаний (на сумму 98,4 миллиона долларов США), в 2013 году – 630 компаний (54,9 миллиона долларов США).

Что касается участия казахстанских предприятий в закупках России и Беларуси, то по состоянию на 2015 год, в ЕЭК имелись лишь данные об участии казахстанских компаний в государственных закупках Беларуси в 2013–2014 годах. За эти годы всего три фирмы из Усть-Каменогорска и Костаная выиграли пять конкурсов на общую сумму 3,8 миллиона долларов США. Они поставили в Беларусь керамические изделия, пшеницу и цинк.


Определенная категория казахстанских предпринимателей достаточно долго ждёт того момента, когда они смогут выйти на рынок, именно, электронных государственных закупок других стран-участниц ЕАЭС (прежде всего, России) и на равных с их поставщиками участвовать в их государственных (муниципальных) закупках.

По факту на сегодняшний день казахстанские предприятия напрямую всё еще не могут участвовать в государственных закупках стран ЕАЭС, только через свои представительства (филиалы). А иметь свои филиалы за пределами страны могут позволить себе далеко не все компании. Также можно принимать участие в тех государственных заказах, которые проводятся в бумажном формате.

Как следует из указанного, возможность участия казахстанских поставщиков в государственных закупках стран-участниц ЕАЭС пока остается довольно ограниченной.

На данный момент доля государственных закупок в странах ЕЭАС, проводимых с возможностью участия поставщиков из других государств ЕАЭС, остается незначительной (кроме закупок между Россией и Белоруссией). Кроме того, довольно часто, так или иначе, предпочтение отдается местным поставщикам. В связи с этим доступные на сегодняшний день казахстанским компаниям способы участия в государственных закупках стран ЕАЭС не являются привлекательными.

Но ситуация должна кардинально измениться как только законодательство государств-членов ЕАЭС в области государственных закупок будет окончательно приведено в соответствие с требованиями норм Договора о ЕАЭС и заработает единая электронная площадка с реальной возможностью взаимного признания ЭЦП и подписания электронных договоров.

Главная (общая) задача, которая сейчас стоит перед руководящими органами ЕАЭС, это окончательно сформировать из разрозненных электронных систем единый союзный рынок государственных закупок. Самое сложное на интеграционном пути, как уже упоминалось, стало создание криптографической подписи (ЭЦП) участника закупок и безопасного его использования. На решение этой задачи ушло полтора года. На очереди решение вопроса о заключении электронных договоров.

Помимо общих проблем по внедрению единой электронной площадки и взаимному признанию ЭЦП, в каждом государстве-члене ЕАЭС есть свои проблемы, связанные с проведением государственных закупок. Это относится и к нашей стране. На рынке государственных закупок Казахстана также имеются свои проблемы.

По данным Национальной палаты предпринимателей (НПП) «Атамекен» в 2014 году в палату поступило 268 жалоб по вопросам закупок, из них наибольшее количество обращений касается государственных закупок (34,4%). Из общего количества обращений, поступивших в НПП, 30% – это необоснованное отклонение и подведение закупок под определенного поставщика. Также поступили жалобы в филиалы палаты предпринимателей в областях и городах. Из 1174 поступивших обращений на долю государственных закупок приходится 27%. Наряду с этим наблюдается тенденция увеличения количества обращений в НПП, за первый квартал 2015 года – 168 случаев. Выявляется множество административных правонарушений. Остается высокой доля закупок из одного источника (41,8%). На конкурентной основе (по состоянию на начало 2015 года) проводятся лишь 27,8% закупок из общего объема государственного заказа.

Стоит еще раз подчеркнуть, что взаимное участие в государственных закупках в рамках ЕАЭС, вследствие значительного превышения объема казахстанского рынка, сыграет большую роль для казахстанского бизнеса.

Вместе с тем, после реализации на практике взаимного признания ЭЦП и запуска единой электронной площадки, скорее всего, увеличится число компаний из стран-участниц ЕАЭС, участвующих в государственных закупках в Казахстане. Пока что, по данным на второе полугодие 2015 года, доля нерезидентов в Казахстане составляла всего 0,01 процента. Увеличение количества, по сути иностранных, поставщиков непременно отразится на уровне конкуренции и здесь уже так однозначно нельзя утверждать, что данное обстоятельство положительно скажется на казахстанском бизнесе. Тем более не за горами уже «окончательное» вступление Казахстана во Всемирную торговую организацию (ВТО) и как следствие этого выход на казахстанский рынок предприятий государств-членов ВТО.

А. А. Абишев